Как машины спасали человеческие жизни

Авто Mail.Ru
Читать дальше
Как машины спасали человеческие жизни
ВКонтакте
Facebook
Одноклассники
Twitter
В ликвидации Чернобыльской аварии и ее последствий в первые три года участвовали 16 тысяч единиц военной и гражданской техники. Большая часть была брошена или захоронена в зоне отчуждения из-за высоких доз радиации, накопленной металлом.

До 26 апреля 1986 года Припять мало отличалась от небольших молодых городов: обустроенная, цветущая. Несколько компактно расположенных кварталов многоэтажной застройки. Весь город можно было обойти меньше чем за час, поэтому и транспорта было совсем немного: городские автобусы, личные автомобили уважаемых горожан, машины скорой помощи, милиции, пожарных.

Утром в день аварии в город вошла первая спецтехника: началась беспрецедентная по масштабам ликвидация. К началу мая в Чернобыле уже работали сотни машин со всего Советского Союза и из-за рубежа. В том числе абсолютно уникальные.

«Икарусы», ЛиАЗы и ЛАЗы: эвакуировать 50 000 человек за 150 минут

Первоначальный план действий предполагал, что Припять от радиации можно «отмыть». Поэтому часть техники задействовали для дезактивации города, другую — для эвакуации горожан на время работ.

Фото © Reuters

В ночь на 27 апреля участковые вместе с сотрудниками паспортных столов поквартирно обошли весь город. 160 домов, 540 подъездов, всего 47 тысяч жителей, треть из них — дети, и 80 лежачих больных. Среди вариантов, на чем вывозить людей, были и поезда, и даже теплоходы, но предпочтение отдали автобусам. Их подавали к каждому подъезду.

Желтые рейсовые «Икарусы», красные и синие ЛиАЗы-677 и ЛАЗы-699 — всего 1200 единиц — приехали в Припять из Киева и Киевской области. В украинской столице в то воскресное утро транспорта почти не осталось. Также в эвакуации людей из Припяти участвовали 360 грузовых машин и два дизельных поезда.

В 14:00 автобусы начали принимать пассажиров. 

Люди спокойно вышли с небольшими сумками, как было объявлено по радио, собрались возле подъездов, начали подавать автобусы быстренько к каждому подъезду. Милиционер переписывает, люди заходят в автобус и уезжают. У меня в районе было примерно пятнадцать тысяч жителей, мы закончили эвакуацию за час пятнадцать минут.
Юрий Добренкоответственный за эвакуацию одного из районов Припяти. Цитата из книги «Чернобыль» Юрия Щербака

В 16:30 город был эвакуирован. Длинная колонна автобусов с включенными фарами отправилась в сторону Киева — там припятчан подселяли к жителям окрестных деревень.

Фото © Reuters

По самой Припяти в это время ездили военные БТРы и АРСы — автомобильные разливные цистерны, гражданские поливалки и даже гигантский БелАЗ с водяной пушкой. Мыльной пеной и специальными растворами они смывали с асфальта радиационную пыль.

«Ладога» на базе Т-80: составить карту заражения

Радиация оседает пятнами. Чтобы составить карту заражения, каждый квадратный метр нужно проверить счетчиком Гейгера, не подвергая опасности жизнь человека. Для этой цели военные садились в радиационно защищенные бронированные разведывательно-дозорные машины (БРДМы), оборудованные еще и видеокамерами.

На вооружении советской армии также  было уникальное высокозащищенное транспортное средство «Ладога» на базе танка Т-80, особенно отличившееся в разведке. «Ладогу» привезли самолетом из Ленинграда. Это была армейская новинка, разрабатывать которую начали в 1982 году. К аварии на ЧАЭС машина успешно прошла все испытания, «Чернобыль» стал ее первой боевой миссией.

Благодаря космическим технологиям жизнеобеспечения, которые использовали в «Ладоге», танк был автономным и радиационно защищенным. Экипаж в шесть человек мог не покидать машину до двух суток и дышать не отфильтрованным атмосферным воздухом, а кислородом из баллона.

Одно это снижало опасность радиационного заражения. У «Ладоги» был газотурбинный двигатель ГТД-1250, который «стряхивал» накопившуюся пыль и выбрасывал ее наружу. Это выгодно отличало танк от обычных машин с поршневыми двигателями и воздухоочистителями с барьерными фильтрами. Как выяснилось в ходе ликвидации, такие системы накапливают радиационную пыль, становясь источниками излучения.

В «Ладоге» экипаж за пять месяцев проехал почти 5 тысяч километров, исследовал и отснял при помощи видеокамер даже машинный зал взорвавшейся станции. Благодаря танку удалось составить подробную карту радиационного заражения. После этого «Ладога» прошла радиационную очистку — это позволяли ее конструктивные особенности — и вернулась в Ленинград.

Фото © Виталий Аньков / РИА Новости

ИМР-2 и БАТ-М: работать в зоне отчуждения

Другой удивительной военной техникой с радиационной защитой стали инженерная машина разграждения (ИМР-2)  и путепрокладчик БАТ-М. Основное их назначение — проложить дорогу на пересеченной местности или в городских завалах, чтобы могла пройти военная техника.

ИМР-2 был сконструирован «Уралвагонзаводом» в Нижнем Тагиле на базе танка Т-72А. Принят на вооружение только в 1980 году. ИМР-2 с крановым и бульдозерным оборудованием разобрал завалы разрушенного четвертого блока АЭС, снял слой зараженной почвы вокруг блока, перетащил мешки с песком и щебнем для дезактивации места аварии перед строительством саркофага и даже перенес контейнеры с высокоактивными отходами с ЧАЭС. ИМР-2 и БАТ-М были основными рабочими машинами при захоронении пораженного радиацией «Рыжего леса».

Но радиационная защита нужна была не только военной, но и гражданской технике, использовавшейся при строительстве саркофага.

КрАз-256-03: защитить водителя от радиации

22 июня 1986 года, воскресным вечером, Кременчугский автомобильный завод получил необычный заказ: быстро изготовить небольшую серию грузовых автомобилей для работы в зоне радиационного заражения. За основу ведущий конструктор Виктор Холявко решил взять самосвал КрАЗ-256Б1.

Фото © Игорь Костин / РИА Новости

Самой сложной задачей оказалось проектирование свинцовой капсулы для защиты водителя. Свинец — тяжелый материал, кабина могла нарушить баланс всего автомобиля: он бы просто «зарывался носом». Вдобавок инженеры столкнулись с дефицитом материалов: украинского свинца не хватило,  металл везли из Казахстана, а специальные противорадиационные стекла доставляли из Москвы с задержками. В итоге кабина не имела боковых стекол и весила, несмотря на скромные габариты, целых три тонны.

Ведущий конструктор Виктор Холявко вспоминал: «Автомобиль КрАз-256-030 своим ходом вые­хал с за­вода. Мы никак не могли при­выкнуть к тому, что кабина внутри не­боль­шая, да и окно только одно — спе­реди. Обзор по сто­ро­нам — только по зер­ка­лам. Зер­кала ста­вили по 4 штуки на ав­то­мо­биль (2 — для зад­него об­зора, 2 — для бо­ко­вого), все они по­лу­сфе­ри­че­ские. Был не­при­вы­чен силь­ный гул — это шумел воз­дух, на­гне­та­е­мый фильтро­вен­ти­ля­ци­он­ной уста­нов­кой-внутрь кап­сулы. Про­ехали по шоссе через село Пес­ча­ное (под Кре­мен­чу­гом) и в цен­тре села, свер­нув с трассы, вые­хали на его за­пад­ную окра­ину, где „чер­но­быльский“ ав­то­мо­биль вывели на коч­ко­ва­тый луг, за­рос­ший тра­вой. Наши со­м­не­ния о про­хо­ди­мо­сти ав­то­мо­биля (хотя и без груза, но с утя­желен­ным „пе­ред­ком“) рас­се­я­лись — ав­то­мо­биль уве­ренно дви­гался по лугу, в низ­ких ме­стах ко­то­рого сквозь траву про­блес­ки­вала вода. Ез­дили с за­крытой две­рью кап­сулы, дви­га­лись и пе­ред­ним, и зад­ним ходом, ими­ти­ро­вали подъезд к экс­ка­ва­тору, в роли ко­то­рого высту­пала оди­но­кая верба. После одной-двух проб мы быстро осво­и­лись. Управ­ле­ние ав­то­мо­би­лем не вы­зы­вало про­блем даже при ма­нев­ри­ро­ва­нии зад­ним ходом».

Всего для Чернобыля изготовили 18 таких машин. От звонка до сдачи заказа прошел один месяц.

Кладбище техники

Большая часть техники, которую использовали при ликвидации аварии, получила огромные дозы облучения и не подлежала радиационной очистке. Уникальные автомобили, защищавшие людей, закончили путь в чернобыльских могильниках и кладбищах техники. Крупнейшее из них — Рассоха — долгое время было музеем под открытым небом. К 2013 году от техники не осталось и следа.

Фото © Reuters
Машины варварски распилили на металлолом. Представьте, в поле стояла 1500 единиц крупной техники: бронетранспортеры, автобусы, машины разведки, несколько вертолетов. Человек, который мало знал об аварии, видел это и сразу понимал масштаб ликвидации.
Сергей Мирныйликвидатор и научный советник проекта Chornobyl-tour.ua

По словам Мирного, подразделение зоны, которое занималось утилизацией металла на вторсырье, постепенно распилило все машины, собранные на Рассохе. Металл дезактивировали и отправили на переплавку. Все это заняло восемь лет. «Сейчас то же происходит с техникой в других частях зоны. Протесты есть, но на них не обращают внимания».

В преддверии 30-й годовщины аварии на ЧАЭС машины из зоны убирают ударными темпами.

Текст подготовили Алиса Иваницкая и Сергей Канунников.