Радиация реальная и мнимая: есть ли основания у радиофобии

Здоровье Mail.Ru
Читать дальше
Радиация реальная и мнимая: есть ли основания у радиофобии
ВКонтакте
Facebook
Одноклассники
Twitter
Мирный атом в СССР прославлялся вплоть до Чернобыльской аварии. Во время трагедии информационный вакуум заполнился слухами и породил страх. После 1986 года радиации не боятся лишь те, кто с ней сталкивался. По данным ВЦИОМ, 57% россиян считают всю радиацию на Земле делом рук человека, а обеззараживать радиоактивное молоко кипячением готов каждый шестой.

30% респондентов того же опроса уверены в том, что Солнце вращается вокруг Земли, а первые люди жили при динозаврах. Сегодняшняя радиофобия — следствие общего незнания и распространенности лженаучных сведений.

На деле радиация повсюду: только в организме человека каждую секунду происходит примерно 9 тысяч реакций с участием радиоактивных изотопов калия и углерода. Космическое излучение, солнечный свет, радионуклиды земного происхождения — главные источники естественного радиационного фона.

В горах, городах, на борту самолета, в местности, где есть месторождения радиоактивных металлов, фон будет повышен, но все равно останется в безопасных пределах. В редких местах естественный радиационный фон достигает 20 миллизиверт в год.

При этом вред от воздействия дозы менее 100 миллизиверт в год научно не доказан. Уровень техногенной радиации ограничен санитарными нормами в 1 миллизиверт в год (без учета медицинских обследований), и выше только для работников атомной отрасли. Что касается медицинских исследований, то самые«радиоактивные» из них — томография (3–5 миллизиверт, если исследуют часть тела, и до 20 миллизиверт — полная) и флюорография (от 0,1 до 0,9 миллизиверт в зависимости от аппарата). Эти дозы здоровью человека не угрожают,  в отличие от поздно диагностированных заболеваний. Чтобы вызвать лучевую болезнь, излучение должно превышать норму в сотни тысяч раз — как при радиационных происшествиях.

Мнимая радиация

Парадокс в том, что опасность радиации склонны преувеличивать те, кто в реальной жизни с ней не сталкивался. Их первые ассоциации: мучительная смерть, выпадение волос, раковые опухоли. К примеру, пользователь «ВКонтакте» в сообществе «Опасная радиация! Всем дозиметры» рассказывает, что хочет купить автомобиль в Гомельской области, в 100 км от Чернобыля, чтобы возить ребенка. Жена запрещает, говорит, что сына в эту машину не посадит.

Мужчине посоветовали проверить автомобиль дозиметром для спокойствия, хотя радиационный фон в пострадавших от радиации областях Белоруссии — в пределах допустимых норм и ниже естественного радиационного фона в горах.

Люди с более выраженной радиофобией отказываются от флюорографии, без дозиметра в магазин за продуктами не ходят и даже боятся «облучающей» микроволновки.

Несмотря на страх, знаний о том, как защитить себя, тоже нет. Самое распространенное заблуждение о профилактике лучевой болезни — что надо выпить водки, чтобы защитить организм. «С химической точки зрения спирт очень слабый протектор, — объясняет специалист по радиационной безопасности Светлана Пронина. — Есть специальные химические протекторы — комплексоны. Они ускоряют выведение радиоактивных веществ из организма. Эти препараты используют, если радиоактивные продукты распада уже попали в организм». А алкогольное опьянение и заторможенная реакция только вредят в экстремальной ситуации.

Таблетки йода стали дефицитом в странах Азии в первые дни после катастрофы на японской АЭС «Фукусима-1» в 2011 году. Фото © Reuters

Это же относится и к профилактическому безрецептурному употреблению йода. Действительно, йодид калия защищает щитовидную железу при выбросе радиоактивного йода, но пить таблетки без показаний не стоит. «И ни в коем случае нельзя пить спиртовой раствор йода, как в панике делали жители Чернобыля после аварии, — говорит Светлана. — Такой йод, даже разведенный в молоке или воде, вызывает тяжелейшее отравление и поражение внутренних органов».

Людям постоянно кажется, что от них что-то скрывают. Однако уже давно изменений в радиационной обстановке по стране нет. Бытующие опасения действительно беспочвенны.
Светлана Пронинаспециалист по радиационной безопасности

Реальная радиация

Во «ВКонтакте» по запросу «радиация» можно найти около 600 сообществ. Среди коммерческих, которые занимаются продажей дозиметров или продвигают квесты, попадаются и группы, где публикуют информацию о столкновении с радиацией в жизни. В крупнейшей такой — «Радиация [Коварные изотопы]» — состоит больше 5 тысяч человек. Участники обсуждают точность дозиметров, измеряют уровень радиации в подозрительных местах и отмечают их в проекте WikiMapia. Еще в группе собрано больше тысячи фотографий радиоактивных предметов, которые могут попасться в жизни.

Администратор паблика, Арсений, рассказывает, как в 2011 году рядом с музеем-заповедником «Коломенское», на замусоренной окраине парка, сталкеры обнаружили мешки с землей, фон которой составлял 203 микрорентген/час. Это превышает допустимую норму почти в 7 раз.

Заражение очень старое, ему не меньше 50 лет. Показания доходили до 5000 микрорентген в час при норме — 15. Источник заражения — завод полиметаллов, он находится в 500 метрах.
Арсенийадминистратор группы «Радиация [Коварные изотопы]»

Знаков радиационной опасности не было: об угрозе предупреждали только оборванные ленты «опасная зона». Активисты сняли видео с замерами. Проблемой заинтересовался Гринпис. Но, несмотря на общественное внимание к коломенской радиационной свалке, — о ней много писали в 2011 году — опасность не была ликвидирована. «Я там бываю раз в полгода. Ничего существенного не происходит: фон не меняется. Иногда ленточки обновляют», — говорит Арсений.

Поиском радиации деятельность группы не ограничивается. К сообществу часто обращаются за советом. Однажды, рассказывает Арсений, ему написала женщина, работавшая крановщицей на старом корабле, который перевозил ядерные отходы. Она прислала фотографию с замерами радиационного фона на рабочем месте. Он превышал допустимый в 50 раз. Женщине посоветовали уволиться, что она и сделала. Арсений отмечает, что такие люди больше боятся не саму радиацию, а обращаться в надзорные органы — им кажется, что их накажут за разглашение тайны.

От эйфории к фобии

Радиацию боялись не всегда. Долгое время она была модным и любимым явлением.

120 лет назад Антуан Беккерель открыл радиоактивность. Почти одновременно с этим Мария и Пьер Кюри обнаружили ее в химических элементах, которые были названы полонием (в честь родины Марии — Польши) и радием, а также отметили особое свойство этих металлов — лечить опухоли. Восторг от новых возможностей затмил негативные побочные эффекты. Ученые не обращали внимания на боли в костях, некроз тканей после небольших радиационных ожогов и тошноту — первый признак лучевой болезни.

Мари Склодовская-Кюри исследует радий в лаборатории. 1921 год, Париж, Франция. Фото © AP Photo

В обществе царила радиоэйфория. Чудо-металлу радию, светящемуся в темноте, и газу радону приписывали целебные свойства. Радий добавляли в хлеб, шоколад, презервативы, зубную пасту и пудру. Его пили, растворенным в воде, им красили стрелки часов и зубы. В США даже продавали детскую «Атомную лабораторию Гилберта» с радиоактивными элементами в наборе. Любителей радиационных товаров спасала лишь дороговизна металла: производители экономили, и дозы были незначительными, а значит, относительно безопасными.

Мода на радий привела к печальным последствиям. В конце 1920-х годов произошло массовое радиационное отравление сотрудниц U.S. Radium Corporation. «Радиевые девушки», как их окрестила пресса, красили стрелки будильников светящимися красками и облизывали кисточки. Руководство компании о вреде подозревало, но сотрудниц никто не предупредил. Карьера многих девушек закончилась некрозом челюсти и анемией. Они подали в суд и впервые в истории США добились компенсаций от корпорации. После громкого дела в стране были приняты законы о защите работников на опасных производствах.

Поэзия — та же добыча радия. В грамм добыча, в год труды. Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды.
Владимир Маяковский«Разговор с фининспектором о поэзии», 1926

Советский Союз от мировой моды не отставал. Здесь тоже принимали лечебные радоновые ванны, называли мальчиков Радиями, окрашивали ураном стекло и керамику и добавляли опасные изотопы в краски вплоть до начала 60-х годов. Мирный атом страна Советов осваивала наперегонки с США: в 1954 году была запущена первая в мире промышленная атомная станция — Обнинская АЭС, а в 1957 году на воду спустили атомный ледокол «Ленин».

В 1986 году Чернобыль положил конец иллюзиям о безопасности радиации, сменив их другой крайностью — радиофобией.

Прием лечебной радоновой ванны в одном из санаториев города Минеральные Воды в 1981 году. Фото © Владимир Родионов / РИА Новости

Реальный радиационный фон 

После общения с активистами редакцию «Здоровья Mail.Ru» не оставляло легкое беспокойство: офис современный, но кто знает, из каких материалов и на какой земле он построен. Здание напичкано оргтехникой, а плитка в лифтовых холлах с виду напоминает настоящий гранит. И, наконец, насколько безопасно работать на 22-м этаже небоскреба в Москве? Чтобы измерить радиационный фон и успокоиться, мы пригласили в офис специалиста с дозиметром.

«Вероятность, что вы в повседневной жизни встретите радиацию, довольно низкая», — подтверждает владелец магазина Mydozimetr.ru Сергей Щекочихин. Вначале он демонстрирует работу дозиметра на «грязных» предметах, которые принес с собой. Первым достает из пакета ретро-будильник, стрелки и цифры которого покрыты краской на основе радиоактивного изотопа радия-226. Включаем дозиметр: через несколько секунд на мониторе появляется красная цифра 2,53 мкЗв (норма — 0,3 мкЗв), прибор начинает громко и неприятно пищать.

Затем Сергей замеряет фон наручных советских часов и детский компас. Дозиметр продолжает выть. На звук стягиваются коллеги, некоторые хотят поучаствовать в эксперименте и проверить личные вещи. «У меня часы тоже светятся в темноте», — программист Павел протягивает Сергею устройство с металлическим ремешком. Часы современные, фон у них в норме. Надежда, руководитель проекта «Недвижимость Mail.Ru», хочет проверить ожерелье с природными камнями и два колечка — некоторые полудрагоценные камни, например, топаз, берилл, циркон, могут фонить, если была нарушена технология обработки. Всем участникам эксперимента интересно обнаружить повышенную радиацию хоть в чем-то современном, но было бы неприятно, если бы это оказались нательные украшения. Дозиметр опять выдал норму.

Массовый спрос на приборы появляется после радиационных происшествий. Например, в 2011 году, когда произошла авария на АЭС «Фукусима», жители Приморья и Дальнего Востока повально скупали дозиметры. В спокойное время дозиметры покупают радиолюбители, сталкеры, дачники, охотники за антиквариатом, те кто хочет подобрать безопасные строительные материалы и люди с психическими расстройствами, уверенные, что «соседи их облучают».
Сергей Щекочихинвладелец магазина Mydozimetr.ru

Сергей предложил измерить фон банана — в этом фрукте есть радиоактивные изотопы калия-40. Но банан тоже не впечатлил: фон 0,13 мкЗ/ч в пределах нормы  — такой же, как у ноутбука и чуть ниже, чем у айфона или у того же ожерелья с красивыми камнями. «Есть понятие "естественный радиационный фон". Не стоит счищать радиоактивную краску со старого будильника и как-то ее использовать — это опасно. Но совершенно не надо бояться продуктов», — говорит Сергей.

С дозиметристом мы обследовали весь 22-й этаж нашего небоскреба, мерили плитку в холле и даже искали возможное скопление радиоактивного газа радона в подземном гараже. Но никаких следов радиации не нашли.

Текст подготовили Александра Яковлева, Тамара Пронина и Алиса Иваницкая.