Посмотреть на апокалипсис. Зачем туристы едут в Чернобыль

Новости Mail.Ru
Читать дальше
Посмотреть на апокалипсис. Зачем туристы едут в Чернобыль
ВКонтакте
Facebook
Одноклассники
Twitter
В 2015 году зону отчуждения посетили около 20 тысяч туристов, и спрос на поездки продолжает расти. Зона манит подростков — любителей компьютерных игр и сериалов, но пускают в Чернобыль лишь с 18 лет. Организаторы туров обещают неизгладимые впечатления, при этом одни делают ставку на экстрим, другие — на историю.

КПП «Дитятки» у границы 30-километровой зоны отчуждения. Естественный радиационный фон здесь ниже московского, примерно такой, как в Киеве. Сотрудник пункта сверяет фамилии в списке на посещение зоны, проверяет документы и разрешения.

Фото © Анастасия Музыченко

В зоне туристы должны соблюдать строгие правила, с которыми во время инструктажа их знакомит сопровождающий: одежда и обувь закрытые, никаких футболок, платьев и босоножек — пыль может быть опасной. Запрещено отклоняться от одобренных маршрутов или заходить на радиационно опасные участки. При соблюдении этих требований доза радиации, которую получают туристы, не превышает той, что можно получить на флюорографии.

«Радиации я не боялась,  — рассказывает Марина, посетившая зону в прошлом году. — Радиофобию наблюдала только у иностранных туристов. Их, видимо, напугали, сказав, что в Чернобыле чуть ли не смертельно опасный воздух. Они ходили в респираторах и комбинезонах. И когда наша группа, преимущественно из украинцев, столкнулась с ними, надо было видеть их ошарашенные глаза. Они озирались по сторонам, пытаясь понять, почему мы без средств защиты».

Фото © Анастасия Музыченко

С начала 2000-х годов иностранцы — основные посетители Чернобыля, рассказывает Анастасия Музыченко, сотрудник Chernobylzone.com.ua. Это компания, которая организует туры в зону отчуждения. Как правило, иностранцы об аварии на ЧАЭС знают мало, а зону посещают в дополнение к Киеву. В 2010-х мода на экстремальные поездки в Чернобыль пришла в Россию. Сейчас чаще стали ездить украинцы — на выходные.

Единственное различие между иностранными и нашими туристами в том, что, когда тем и другим показываешь сильно фонящий мох, иностранцы отшатываются, а наши кричат: «Где?», и чуть ли не бегут к нему.
Анастасия Музыченкосотрудник Chernobylzone.com.ua

Впрочем, в действительно опасные места туристов не водят, говорит Анастасия и приводит в пример подвал Припятской больницы. В ночь аварии сюда свозили вещи пожарных. Робы, каски и даже матрасы, на которых лежали ликвидаторы, сильно фонят. «Понимаешь, что люди получили такую дозу, что это были уже не люди, а реакторы», — говорит Анастасия. 

Фото © Анастасия Музыченко

Самые популярные достопримечательности зоны отчуждения — никогда не работавшее колесо обозрения в парке аттракционов, Припять, Чернобыльская атомная станция и музей техники, участвовавшей в ликвидации, расположенный под открытым небом. Все это можно увидеть за один день в составе группы от 15 до 20 человек. В зависимости от туроператора, маршрута, времени года и итогового числа участников поездка будет стоить от 30 до 100 долларов.

Для любителей труднодоступных и не мало исследованных мест есть двухдневные и многодневные туры, в которые можно поехать группой или индивидуально. Организаторы обещают показать дальние деревни, диких животных и даже наследие холодной войны — гигантскую радиолокационную станцию для раннего обнаружения американских межконтинентальных ракет.

Знакомят туристов и с местными жителями, преимущественно пожилыми женщинами или, как их ласково называют, «чернобыльскими бабушками». Они рады посетителям — им не хватает общения. «Многие сельские жители не смогли оторваться от родного дома, — поясняет Анастасия Музыченко. — Их выселяли из зоны после аварии, но они возвращались. Их снова эвакуировали — они опять возвращались. Потом их оставили в покое. Сейчас в нескольких селах живут полторы сотни человек. Это старики, им в основном за 80». 

Одно из самых сильных впечатлений производит на туристов Припять.

Вы заходите в школу, видите разбросанные парты и понимаете, что в вашем классе были такие же. У вас были те же учителя, преподававшие по тем же самым книжкам, точно такой же классный журнал. В кабинетах висели те же самые плакаты: «Мир детям всей земли». Вы понимаете, что вам просто повезло. Просто вы родились чуть-чуть в другом месте, и поэтому вас не задело.
Маринатурист

Трагедия, природа и советское прошлое — это главные причины, по которым туристы едут в зону, рассказывает Сергей Мирный, ликвидатор и научный советник проекта Chornobyl-tour.ua. «Даже однодневная экскурсия меняет людей. Неоднократно замечал: после посещения у человека взгляд другой. Переоценка ценностей происходит».

По мнению Мирного, причина этому — уникальное сочетание рукотворного и природного. В зоне поражает масштаб. Многие сооружения — сама АЭС, арка над ней, радиолокационная станция — грандиозны. «Я был глубоко поражен, когда увидел арку нового саркофага. Это самое большое арочное сооружение в мире, его истинный размер не передает ни одна фотография. РЛС "Дуга" имеет совершенно инопланетный вид».

Фото © Анастасия Музыченко

Постепенно эти места захватывает природа. Из-за аварии в центре Европы возникло огромное незаселенное пространство, без сельского хозяйства и промышленности. Природа вздохнула: тут и кабаны, и лоси, и лошади Пржевальского. Причем они не боятся, не убегают, а стоят и смотрят издалека на туристов.

В техническом канале возле ЧАЭС живут сомы. Они не то чтобы гигантские, их просто никто не ловит, поэтому они дорастают до нескольких метров. Сотрудники станции кормят их хлебом, как в корпоративном аквариуме. Был сом, который, кажется, мог и целую буханку проглотить, но он умер. Другие на такие трюки не способны.
Анастасия Музыченкосотрудник Сhernobylzone.com.ua

Зона постепенно утрачивает привычные черты, меняется. Сергей Мирный с досадой говорит о Рассохе — кладбище техники, использовавшейся при ликвидации. «Машины варварски распилили на металлолом. Представьте, в поле стояла 1500 единиц крупной техники: бронетранспортеры, автобусы, машины разведки, несколько вертолетов. Человек, который мало знал об аварии, видел это и сразу понимал масштаб ликвидации». Кладбища поменьше еще остались, но они уязвимы перед мародерами. Знаменитый вид на станцию также скоро изменится: в конце 2016 на «Укрытие» должны надвинуть новый саркофаг.

Свою лепту в уничтожение мемориала вносит время: в Припяти постепенно разрушаются здания и дороги. «Зима 2013 года была чрезвычайно снежной, тогда обрушилась крыша колхозного рынка и первая школа, которая сыпаться начала еще лет десять назад», — говорит Анастасия Музыченко. Впрочем, по ее мнению, интерес к зоне спадать не будет. Каждый год увидеть место аварии своими глазами хочет все больше людей. Этому не в последнюю очередь способствуют сериалы, фильмы и игры.

Фото © Анастасия Музыченко

Для Марины зона отчуждения — это мемориал под открытым небом, напоминание о катастрофе и ее жертвах. А еще — машина времени, которая переносит в постапокалиптическое будущее. 

Что будет, если люди внезапно исчезнут? Прошло всего 30 лет, а в Припяти деревья уже проросли сквозь дома. Когда въезжаешь в город, не сразу замечаешь здания — кажется, что едешь по густому лесу. Внутри домов стены ободраны буквально до бетона. Мы понять не могли — зачем обдирать стены? Экскурсовод объяснил, что никто ничего не трогал, это воздействие ветра, солнца и влаги. Человечество мало что может после себя оставить. Природа себя восстановит.
Маринатурист

Чтобы посетители не выносили радиацию на подошвах ботинок, на выезде из КПП «Дитятки» работает дозиметрический контроль. Обычно пыль смывается водой из шланга, но пару раз, говорят туроператоры, ботинки пришлось оставлять в зоне.

Текст подготовила Алиса Иваницкая.